История судомоделизма

Обновлено: 21.07.2018 19:54
Автор: Ирина Калмыкова
Просмотров: 1983

Сегодня тысячи людей во всем мире увлеченно создают миниатюрные копии старинных парусных кораблей. Но, наверное, не многие из них знают, что постройка моделей судов - очень древнее искусство с интереснейшей историей.

В стародавние времена это занятие было тесно связано с религиозными и культовыми обрядами. При раскопках Ура в южной Месопотамии в 1929 г. профессор Вулли нашел очень интересную модель гребного судна, которая была выполнена, вероятно, в IV тыс. до нашей эры. Эта старейшая модель длиной 65 см, изготовленная из серебра, была положена в гробницу, что свидетельствует о ее культовом характере: по верованиям народов Двуречья, модель лодки должна была облегчить умершему переход от земного существования к потустороннему.

В Древнем Египте модели судов также носили культовое значение. Египтяне верили, что после смерти человека его душа должна переплыть мифическую реку Абилаус, поэтому среди предметов, положенных в египетские гробницы, находили и модели судов, в основном серебряные или золотые, изготовленные тогдашними ремесленниками. На некоторых моделях (так называемых судах мертвых, или вотив-судах, которые служили для жертвоприношений), находились фигурки людей.

Знамениты модели судов, найденные в гробнице Тутанхамона. Они изящно отделаны, искусно раскрашены и имеют интересные детали. Национальный музей в Каире обладает обширной коллекцией судов времен I-XXX династий, которая наглядно показывает развитие египетского судостроения в течение трех тысяч лет.

Вотив-суда были найдены и в Италии, около Ветулонии - в районе распространения этрусской культуры. Одно из них изготовлено из бронзы и имеет многочисленные фигурки зверей на борту, представляя своего рода Ноев ковчег. Подобные маленькие модели изготавливались также из алебастра и других материалов. К эпохе классической Греции относится модель из терракоты, хранящаяся в Британском музее и представляющая судно VI в. до н.э. Несколько десятилетий назад была найдена прекрасная модель римского грузового судна I в. до н.э., построенная, вероятно, в Сирии. Этот список древних находок можно продолжать и продолжать. Подобные модели, хотя и не являются копиями оригиналов с выдержанными пропорциями (они изготовлены ремесленниками довольно грубо и стилизованно), наглядно отображают судостроение древности.

В средние века вотив-модели украшают интерьеры христианских церквей и храмов, изредка попадая в частные коллекции. К старейшим моделям времен открытия Америки относится модель испанского судна 1450 г., находящаяся в Музее принца Генриха в Роттердаме.

Кормовая оконечность венецианского
гребного судна "Буцентавр"

В эпоху Великих географических открытий получает значительное развитие строительство кораблей, начинают совершенствоваться их модели, в том числе и вотив-суда, которые стали выполнять по расчетам и чертежам, со всеми подробностями. В начале XVII в. Финеас Петт, комиссар доков в Чатеме (Лондон), начинает официально изготовлять первые модели английских судов. В это же время (1600-1655 гг.) сначала в Англии и Голландии, а затем во Франции и России, начинают появляться довольно точные масштабные копии парусников. На верфях такие модели использовали при постройке судов - как образцы и в опытных целях (натурные испытания на моделях вскоре были возведены в ранг обязательной процедуры). А тогдашние коллекционеры постепенно начинают рассматривать модели как произведения искусства. Даже коронованные особы не считали для себя зазорным заниматься моделированием.

К концу XVII столетия судомоделизм формируется как отдельное художественное направление, а искусно выполненная модель считается поистине королевским подарком. В 1698 году Петр I посещает острова туманного Альбиона дабы получить уроки судостроения от адмирала Кармартена, опытного моряка, обладавшего ко всему богатыми теоретическими знаниями в области корабельного искусства. Неудивительно, что по окончании этого визита на память о посещении Англии король Вильгельм III Оранский подарил царю модель английского корабля "Ройял Соверейн" ("Великолепный властелин"). Сегодня эта уникальная модель находится в Центральном военно-морском музее Санкт-Петербурга.

Существует легенда относительно того, при каких обстоятельствах был сделан этот поистине бесценный подарок. Во время одного из посещений Петром I лондонского королевского дворца по желанию королевы Марии художник Г.Кнеллер, ученик великого Рембрандта, тайно сделал зарисовки для исполнения парадного портрета молодого русского царя. Это было сделано вопреки желанию Петра Алексеевича, и чтобы как-то задобрить его, Вильгельм III и преподнес царю модель еще находившегося на стапеле "Ройял Соверейн" .

Модель "Ройял Соверейн". Вид с кормы. M1:32. 1698 г.

Не исключено, что это событие подтолкнуло русского царя к самоличному созданию моделей кораблей. Без преувеличения можно сказать, что Петр Великий вошел в историю не только как выдающийся государственный деятель и талантливый кораблестроитель, но и как первый русский судомоделист. Именно его руками в 1698 г., по приезде царя из Англии, была изготовлена старейшая российская модель 30-пушечного фрегата, долгое время украшавшая зал Адмиралтейств-совета в Адмиралтействе и переданная в Морской Музеум в 1867 г.

До 1849 г. модель находилась в кабинете царя в Петербургской Академии наук, где чувствовала себя отнюдь не одиноко, так как Петр Великий был ко всему еще и изрядным коллекционером. Бок о бок с фрегатом стояли модель 88-пушечного корабля "Святой Андрей", англиский "Ройял Соверейн" и другие копии парусных судов.

Модель, изготовленная Петром I

Ко времени морской войны между Францией и Англией относится появление знаменитых маленьких моделей, изготовленных пленными. Англичане создали в Дартмуре, Дорчестере и Норман Кроссе три больших лагеря для военнопленных, которым было разрешено работать. Среди них были искусные мастера по золоту, дереву и слоновой кости, скульпторы, краснодеревщики, часовщики. С помощью простейшего инструмента и небольшого количества материалов, которые были в их распоряжении, пленные изготовляли модели судов длиной не более 19 см. Паруса и корпус делали из дерева; такелаж - из волос и нитей одежды. Модели устанавливали на украшенные постаменты и закрывали оригинальными стеклянными колпаками. В настоящее время эти модели очень ценятся любителями как особые произведения искусства.

Во второй половине прошлого столетия постройка моделей судов получила широкое распространение как хобби. Воссоздание копий старинных и современных судов, настольных и самоходных, становится увлечением многих людей. Профессионалов же, истинных художников своего дела, создающих эксклюзивные работы, - единицы, как и многие века назад.

С 1967 г. действует Всемирная организация судомоделизма и судомодельного спорта NAVIGA со штаб-квартирой в Оберхаузене (Германия). Практически в каждой стране мира созданы собственные национальные объединения судомоделистов. Под эгидой NAVIGA проходят мировые и европейские чемпионаты по судомоделизму, на которых спортсмены состязаются в мастерстве, следуя строгим правилам. Впрочем судомодельные соревнования - не только спорт, но и красочное шоу, привлекающее многочисленных зрителей и коллекционеров. И их восхищение - высшая награда для автора моделей, иногда даже более важная, чем оценка судей.


О русской судомодельной традиции

По предисловию к редкой книге А. Я. Глотова "Изъяснение принадлежностей к вооружению корабля", впервые изданной в 1816 г.

Итак, Вы уже знаете, что рождение русской судомодельной школы самым тесным образом связано с именем Петра Великого. Но как же формировалась ее индивидуальность? Постройка первых русских моделей, как и заграничных, была обусловлена прежде всего необходимостью проверки инженерных расчетов и проведения натурных испытаний. Именно благодаря предварительному макетированию парусные корабли, построенные на петровских верфях, ни в чем не уступали иностранным. Они имели совершенные обводы корпуса, обладали высокими мореходными и маневренными качествами. Чтобы достичь этого известным корабельным мастерам и инженерам волей-неволей приходилось становиться ко всему еще и умелыми моделистами. Многие из моделей того времени показывали судно в разрезе и (или) со снятыми досками обшивки, исчерпывающе копийно демонстрируя внутреннее устройство корабля, его архитектуру, компоновку вплоть до мельчайших подробностей. Так постепенно формировался "адмиралтейский" стиль в моделизме - стиль точного воспроизведения корабля-оригинала.

Модель-разрез 66-пушечного корабля типа "Ростислав"
архангельской постройки.
1767-1769 гг.

Реформы, проходившие на флоте в начале XIX в., коснулись и основанной Петром I в 1709 г. Модель-камеры. Ее, объединенную с Морской библиотекой, преобразовали в Морской Музеум и подчинили вновь созданному Адмиралтейскому Департаменту. Быть директором Музеума 4 апреля 1805 года назначили французского политэмигранта, майора, графа К. К. де Местра. Он, человек разносторонне образованный: литератор, художник и боевой офицер, но отнюдь не моряк, возглавляя Музеум до 1810 г., главную заботу проявлял о комплектовании и приведении в порядок его библиотеки. Остальным же коллекциям Музеума де Местр уделял минимальное внимание.

16 октября 1805 г. на должность помощника директора Морского Музеума и смотрителя частей Музеума: Модель-камеры, математического кабинета (где хранились мореходные инструменты и различные приборы), а также "кабинета редкостей" назначают талантливого русского морского офицера Александра Яковлевича Глотова. В лице А. Я. Глотова Музеум приобрел истинного энтузиаста музейного дела, большого знатока морской практики и истории флота. Одной из причин назначения Глотова явилось его юношеское увлечение судомоделизмом. Постепенно совершенствуясь в этом искусстве, требующем не только терпения и мастерства, но и знания морского дела, он добился значительных успехов. При поступлении в Музеум А. Я. Глотов представил, по мнению современников, замечательно сделанную модель 44-пушечного фрегата с парусным вооружением. Эту модель в 1807 г. по решению Адмиралтейского Департамента преподнесли императору Александру I. Некоторое время она находилась в Зимнем дворце, но, к сожалению, до наших дней не сохранилась.

Поступив на работу в Музеум, А. Я. Глотов получил в свое заведование главное его богатство - имущество старой Модель-камеры. Оно насчитывало 272 модели судов и береговых сооружений, а также 1600 чертежей и планов. Модели, доставшиеся Музеуму, находились в плачевном состоянии. Их тщательный осмотр показал, что 67 из них пришли в полную негодность и не восстановимы и что новых поступлений моделей и чертежей с 1797 по 1805 гг. не было.

Модель 66-пушечного корабля "Слава России". M1:48.
Изготовлена О.Наем. Первая половина XVIII в.

Первые годы службы в Музеуме Глотов посвятил упорядочению коллекции Модель-камеры и поискам моделей кораблей в различных учреждениях Морского ведомства. Тогда же он неоднократно обращался в Адмиралтейский Департамент с предложением о необходимости организации модельной мастерской, призванной пополнять Музеум моделями вновь строящихся кораблей, поскольку мастерские при Адмиралтействах в 1798 г. прекратили свое существование. В конце концов хлопоты Глотова увенчались успехом. 1 декабря 1809 г. царь утверждает указ о ее организации при строившемся на Охте Паноптическом институте. Эта модельная мастерская просуществовала более восьми лет до пожара в марте 1818 г. В огне погибли уже сделанные для Музеума семь моделей и несколько моделей, доставленные на Охту для ремонта.

Но Глотов рук не опустил. К концу 1819 г. благодаря его стараниям было отремонтировано около 400 различных моделей и заложено более 30 моделей различных кораблей и судов.

С появлением профессии "модельный мастер" начало развиваться искусство художественной корабельной миниатюры, выполненной в очень мелком масштабе и подчеркивающей тонкость, изящество, уникальность судомодельной работы. Так знайте же, что русский Левша не только блоху подковал! Кого угодно поразит миниатюрная копия трехдечного 110-пушечного корабля "Император Петр I", выполненная в масштабе М1:240 знаменитым модельным мастером И. Е. Егоровым. Ввиду сложности парусного вооружения и улучшенной проработки корабельной архитектуры эта миниатюра создавалась мастером 4 года.

Модель-миниатюра корабля типа "Император
Петр Великий". М1:240. 1834-1837 гг.

Руководя модельной частью Морского Музеума в течение шести с половиной лет, А. Я. Глотов оставил неизгладимый след в истории российского судомоделизма. Благодаря ему стал складываться стиль русской художественной модели, под коим подразумевается, как и в произведениях прикладного искусства, относительное единство материалов, средств и приемов художественного выражения.

Неудивительно, что организованная при Музеуме мастерская, предназначенная для пополнения его моделями вновь построенных кораблей, сразу же стала использоваться для изготовления моделей членам царской фамилии.

21 декабря 1818 г. Музеуму вместе с мастерами, работавшими в мастерской Паноптикума, передали три модели: 44-пушечный фрегат "Меркуриус", 20-пушечный бриг "Олимп" и проектирующуюся 12-пушечную яхту "Нева". Эти модели, заложенные после пожара Паноптического института, начали делаться для великого князя Николая Павловича, будущего императора, в главном Адмиралтействе под руководством помощника корабельного мастера Федора Поркау. Он их начал выполнять по старой методе, отработанной в XVIII в., с полным набором шпангоутов, наружной обшивкой из отдельных дощечек и палуб, настланных на штатные бимсы. Несмотря на использование для моделей ценных пород дерева, таких как грушевое, красное и черное, Поркау предполагал окрашивать их в штатные для кораблей того времени цвета.

Глотов же пошел по другому пути. В отчете о работе мастерской (1820 г.) он писал: "Модели строятся мною совсем другим образом, нежели было предложено их делать. Например, для показа отличной работы во избежание красок я кладу того самого цвету дерево в каждом месте, как обыкновенно снаружи и внутри красятся такого рода суда".

В действительности в стилевом решении моделей он пошел дальше. Не всю гамму цветов могло передать отполированное дерево. Поэтому для изготовления деталей рангоута, таких, как марсы, салинги и некоторые блоки, красившиеся в натуре в белый цвет, а также для резного декора кораблей Глотов стал применять слоновую кость, для стволов же орудий и других деталей из металла - его разные оттенки.

Время изготовления этих моделей совпало с расцветом в России позднего русского классицизма первой половины XIX в., так называемого стиля ампир (дворцового стиля), отличавшегося строгостью и четкостью линий. В орнаменталистике ампирного декора преобладала военная арматура, а также венки и гирлянды из ветвей аканта, дуба и лавра, получившие наибольшее распространение после Отечественной войны 1812-1814 гг. как символы победы русского оружия.

В прикладном искусстве этого периода и, в частности, в мебели, стала проявляться тенденция применения чистых пород ценного дерева такого, как черное, ореховое и карельской березы. Часто отдельные декоративные детали выполнялись из золоченной бронзы и кости.

Присущие стилю ампир особенности явно чувствуются и в моделях, выполненных под руководством Глотова. Были основательно пересмотрены традиционные способы постройки моделей и, в первую очередь, было решено отказаться от окраски, заменив ее применением разнородных, но сочетающихся натуральных материалов для большей выразительности модели и получения большего художественного эффекта.

Стиль русской художественной модели, основоположником которого является А. Я. Глотов, просуществовал в русском судомоделизме как ведущий несколько десятилетий. Его отголоски наблюдаются и сегодня - в работах наших современников.

Ирина Калмыкова