background
Эксклюзивные модели кораблей

Персональный сайт Дмитрия Калмыкова, Минск

ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ

Военные моряки и подводники XX века / И.А. Калмыкова. - Мн.: Литература, 1998. - 544с. - (Серия "Энциклопедия военного искусства").

ISBN 985-437-615-X. Тираж - 11 000 экз.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей. Из нее вы узнаете о славных героях-моряках и адмиралах флота, об их нелегкой, но интересной судьбе, о морских сражениях, о тактике и стратегии подводной войны, о методах ведения диверсионных операций и о многом-многом другом...


НИКОЛАЙ ЛУНИН:

крейсерская подлодка против линкора-гиганта

...27 июня 1942 г. радист подводной лодки «К-21» принял радиограмму из штаба Северного флота. Кораблю предписывалось выйти на боевую позицию для прикрытия группы судов союзного конвоя «PQ-17». В районе острова Игней, куда немедленно направил лодку командир капитан 2 ранга Н. А. Лунин, ее догнало еще одно сообщение: на перехват конвоя движется многочисленная фашистская эскадра во главе с кораблями «Тирпиц» и «Адмирал Шеер» – гордостью германского флота. Тут же из штаба последовал приказ: «Найти, атаковать и уничтожить!»

Благодаря действиям английской разведки многие детали предстоящей операции немцев перестали быть загадкой для советского военного руководства, однако точный маршрут следования двух линкоров и сторожевых эсминцев по-прежнему оставался неизвестным. Лунину предстояло самому отыскать немецкую эскадру. Но как? Помогла наблюдательность.

Каждое утро ровно в 8.00 вблизи острова Игней проносились немецкие самолеты-разведчики. Через восемь часов они прилетали сюда с повторным визитом. Проходила еще треть суток, и все, словно по расписанию, повторялось снова. К немецкой пунктуальности на «К-21» успели привыкнуть: трижды за сутки, ожидая появления авиации противника, лодка уходила на глубину. И вдруг что-то изменилось. Всего за четыре дня поисков «Тирпица» субмарина, шедшая в надводном положении, чтобы увеличить сектор обзора, обнаружила свыше полусотни немецких самолетов и сделала 48 (!) срочных погружений. Фашистская авиация стала просматривать район гораздо чаще, причем исключительно со стороны Альтен-фьорда. «Именно оттуда и следует ожидать появления эскадры», – справедливо предположил Лунин. После того как на карту были нанесены все пеленги на места обнаружения самолетов, точно установить сектор моря, в котором должен появиться противник, уже не составляло труда. Поэтому, когда днем 5 июля гидроакустик Сметанин доложил командиру о приближающемся шуме винтов, для Лунина это не было сюрпризом.

Первыми на горизонте показались миноносцы типа «Карл Галстер». Прошло не менее получаса, пока Лунин заметил за ними мачты линейных кораблей, а затем и кружившие над эскадрой немецкие самолеты «Арадо». Закамуфлированные черным, коричневым и серым цветами линкоры, по-видимому, в любую минуту ожидали нападения из-под воды. Они шли противолодочным зигзагом на значительной (около 23 уз) скорости, головным был «Шеер». Из строя «фронта» эскадра неожиданно перестроилась в кильватерную колонну, что в некоторой степени упрощало подводную атаку...

Решение пришло почти мгновенно: поднырнув под миноносцы, проникнуть в центр эскадры и атаковать линкор «Тирпиц». То, что Лунин остановил выбор именно на этом корабле, объяснялось просто. «Тирпиц», вошедший в строй в 1941 г., стал братом-близнецом прославленного «Бисмарка», которому удалось в неравном бою с многочисленной английской эскадрой потопить крейсер «Худ» и вывести из строя линкор «Принц Уэльский». Линкор «Тирпиц» был сколь огромным (водоизмещение более 45000 т, длина 243 м), столь и мощным. Его артиллерийское вооружение составляли восемь дальнобойных 380-миллиметровых орудий главного калибра, двенадцать 150-миллиметровых противоминных пушек, тридцать зениток и автоматов. Кроме того, линкор вооружили парой трехтрубных торпедных аппаратов и сложной системой противоминной защиты. Неудивительно, что «Тирпицу», равно как и тяжелому крейсеру «Адмирал Шеер», дозволялось выходить в море лишь с личного разрешения фюрера. Для немцев потеря или даже повреждение такого корабля были сравнимы с проигрышем крупной боевой операции.

Никогда раньше Лунину не приходилось выполнять столь сложное маневрирование. При выходе на боевую позицию командир должен был постоянно учитывать противолодочный зигзаг эскадры. И вот уже «Тирпиц» на контркурсе с лодкой, а до точки залпа – не более трех минут хода на 20-узловой скорости. В это мгновение на линкоре в который раз взвились сигнальные флажки: значит, сейчас он опять повернет, изменив курс. «Только бы не влево!» – загадывает желание Лунин, понимая, что в противном случае операция сорвется. Какая удача! Линкор повернул вправо, дистанция до него стала сокращаться еще быстрее. Но вот досада, курсовой угол линкора стал очень острым, всего 5-7 градусов. И вновь лодка маневрирует, чтобы как можно скорее привести «Тирпиц» под кормовой залп.

Лунин не отходит от перископа. Готово! Сейчас линкор прямо на визире. Тут же раздается командирская команда: «Аппараты – пли!» Акустик «К-21» слышит гулкие взрывы двух торпед, посланных в цель старшим матросом И. Жуковым. Шум винтов тотчас усиливается. Шумы перешли на кормовые углы. Теперь у Сметанина нет никаких сомнений в том, что враг торпедирован. Но когда лодка всплывает на поверхность, горизонт уже чист, лишь вдалеке маячит легкий дымок удаляющейся эскадры...

Позже английская разведка донесла: залп с «К-21» причинил «Тирпицу» серьезные повреждения, ремонт будет длительным и сложным. Только через 14 месяцев гигант «Тирпиц» смог снова выйти в море.

* * *

...По окончании курсов подводного плавания, в апреле 1940 г. Лунин принял под свое командование новую лодку – недавно сошедшую со стапелей «Щ-421». Экипаж субмарины тоже был молодым (многие из краснофлотцев служили по первому году), однако довольно скоро превратился в единую слаженную команду. К концу 1940 г. субмарина прошла полный курс боевой подготовки, а за несколько месяцев до начала войны отличилась на учениях Северного флота.

Командование поставило перед Луниным сложную задачу – скрытно проникнуть в бухту, где находилась база «противника» и атаковать его корабли. Лунин сумел провести лодку в бухту такими узкостями, что она осталась незамеченной ни надводными кораблями, ни самолетами, ни береговыми наблюдателями. «Щ-421» беспрепятственно прошла на территорию базы и выпустила по целям положенное количество торпед. Таким образом заявив о своем присутствии, лодка тут же легла на грунт, а когда «противник», потеряв надежду ее обнаружить, отказался от преследования, вернулась назад прежним путем, который считался рискованным даже для надводного корабля. Лунин действовал настолько профессионально, что даже в штабе усомнились в том, что лодка еще жива, вызвав аварийно-спасательный отряд на случай, если вдруг «щука» попросит помощи.

Началась война с финнами, и «Щ-421» отправилась в Баренцево море для несения дозорной службы. С поставленной боевой задачей справились полностью – по возвращении домой экипаж лодки получил личную благодарность командующего флотом вице-адмирала В. П. Дрозда.

В первый же день Великой Отечественной войны Лунин вывел свою «щуку» на морские коммуникации противника, а к началу 1942 г. на ее боевом счету числились четыре уничтоженных немецких транспорта. Второй военный год прошел тоже неплохо. Три потопленных грузовых судна общим тоннажем 24 тыс. тонн – и все за один зимний поход к берегам Норвегии. Военное руководство еще раз убедилось: Лунин воюет дерзко, с размахом, не боится рисковать, скор на решения, не чужд военной хитрости...

4 марта 1942 года друзья-краснофлотцы поздравляли Лунина с заслуженным повышением по службе. С сегодняшнего дня он – командир большого подводного корабля, крейсерской лодки «К-21». Осенью того же года Николаю Лунину предстоял поход в пролив Сере-Сунд. Здесь, на подходах к порту Гаммерфест, «К-21» должна была выставить минные заграждения. В ночь на 9 ноября Лунин незаметно провел лодку в пролив. Она подошла к берегу так близко, что матросы хорошо слышали лай собак у домика смотрителя маяка. Тут и поставили минную банку, которая быстро сделала свое дело. Ранним утром вахтенный командир А. Е. Носачев (он руководил ночной операцией) услышал оглушительный взрыв: это подорвался на мине и затонул крупный немецкий транспорт «Ригель».

В каких только переделках не побывала «катюша» Николая Лунина в горячем 42-ом. Успешно торпедированы семь вражеских кораблей, пять из которых затонули на глазах у командира лодки, оказана помощь гибнущей субмарине «Щ-402»... Но, пожалуй, самым эффектным боевым эпизодом того времени для «К-21» стала атака линкора «Тирпиц» в июле 1942 г. Несмотря на то, что рана, нанесенная Луниным фашистскому линкору, не была смертельной, точный залп с «катюши» в корне изменил ситуацию в этом районе моря и даже приобрел определенную политическую окраску. Перехватив и расшифровав одну из радиограмм Лунина в штаб Северного флота, командование гитлеровского «кригсмарине» поняло, что по курсу следования эскадры расположились готовые встретить ее советские подлодки. Немцы предпочли не рисковать. Эскадра вернулась назад в норвежские шхеры. Так одним торпедным ударом Лунин спас остатки почти разгромленного фашистами конвоя «PQ-17», который англичане, как только до них дошла весть о выходе в море «Тирпица», бросили на произвол судьбы, фактически лишив охранения.

Как выяснилось позже, беззащитный «PQ-17» (в него входило 34 транспортных судна) должен был стать приманкой, на которую неминуемо попадется лучший фашистский линкор. Командование британского флота рассчитывало выманить «Тирпиц» подальше от норвежских берегов, а затем уничтожить его превосходящими силами. Первые попытки оказались неудачными, подготовка операции затянулась. Лунин опередил англичан: благодаря действиям «К-21» грозный линкор был надолго выведен из строя. А 23 октября 1942 г. орден Красного знамени увенчал славные боевые дела лунинской подлодки.

В феврале 1943 г., когда «К-21» находилась в очередном походе, в ее дизельном отсеке возник пожар, вызванный коротким замыканием электропроводки. Потушить пожар никак не удавалось. Командир подводного корабля приказал морякам покинуть аварийный отсек, задраив переборки. Лодка оказалась в тяжелом положении: не имела хода и не могла погрузиться. А было это в Лоппском море, неподалеку от северного норвежского порта Тромсё, занятого противником.

Лунин лихорадочно размышлял: «Что же делать? Очень скоро лодка станет удобной мишенью для немецкой авиации или сторожевиков. Ну, если уж суждено пропадать – так с музыкой!» Тотчас была объявлена боевая тревога, за несколько минут подготовлены к бою торпеды и артиллерия. Окончательное решение Лунина было таково: при нападении гитлеровцев драться до конца, а при необходимости взорвать корабль. Но погибать не пришлось...

(Продолжение следует)



Copyright © 2002-2022 Эксклюзивные модели кораблей. Персональный сайт Дмитрия Калмыкова, Минск
Разработка и сопровождение сайта - И.Калмыкова