background
Эксклюзивные модели кораблей

Персональный сайт Дмитрия Калмыкова, Минск

ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ

Военные моряки и подводники XX века / И.А. Калмыкова. - Мн.: Литература, 1998. - 544с. - (Серия "Энциклопедия военного искусства").

ISBN 985-437-615-X. Тираж - 11 000 экз.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей. Из нее вы узнаете о славных героях-моряках и адмиралах флота, об их нелегкой, но интересной судьбе, о морских сражениях, о тактике и стратегии подводной войны, о методах ведения диверсионных операций и о многом-многом другом...


РОБЕРТ ЭЙССЕН:

немецкий рейдер осваивает Севморпуть

С первых дней войны в Европе гросс-адмиралу Редеру не давал покоя вопрос – сможет ли немецкий военный флот использовать арктические коммуникации русских? Чтобы прощупать эту возможность, в декабре 1939 года в Москву выехал немецкий дипломат Баумбах и после первой же официальной беседы получил согласие советской стороны на проводку немецких кораблей Северным морским путем. Говоря «да» Баумбаху, Ворошилов и Молотов, очевидно, не утруждали себя раздумьями о целях арктической кампании немцев и возможных ее последствиях.

26 января 1940 г. в Берлине состоялось совещание германского верховного командования, на котором было принято решение перебросить Севморпутем на Тихий океан вспомогательный крейсер «Комет». В секретных документах германского флота он значился как «Shiffe-45» («Корабль-45»), а сама операция получила название «Фалль Грюн».

14 августа 1940 года капитан Роберт Эйссен привел «Комет» к Новой Земле. Здесь, в проливе Маточкин Шар, находилась назначенная советским командованием точка рандеву. С первого взгляда крейсер нельзя было отличить от немецкого грузового судна типа «Донау», что должно было обмануть русских лоцманов. Однако после того как опытные полярные капитаны А. Карельский и М. Сергиевский поднялись на борт корабля, их иллюзии относительно характера использования «Комета» развеялись, как дым. Немцы не смогли полностью замаскировать мощное артиллерийское и минно-торпедное вооружение крейсера, и оно говорило само за себя. Между тем, с молчаливого согласия начальника Главсевморпути И. Папанина и его помощника М. Шевелева, проводка рейдера продолжалась. С помощью советских лоцманов «Комет» миновал пролив Маточкин Шар и вышел в Карское море.

Поначалу Эйссену не удалось значительно продвинуться на восток от Новой Земли. Пройдя 150-мильный путь, «Комет» натолкнулся на сплошную полосу льдов и был вынужден повернуть назад, к Маточкину Шару, где и оставался до улучшения ледовой обстановки.

19 августа капитан Эйссен повторил попытку пробиться через полосу льдов в западной части Карского моря. На этот раз крейсер сумел, сохраняя 5-узловой ход, самостоятельно преодолеть трудный участок пути и выйти на чистую воду. Через три дня «Комет» стал на якорь у острова Тыртова и был задержан здесь на несколько суток, до прихода ледокола «Ленин». За время стоянки представители советской строны не проявили никакого интереса к необычному кораблю без национального флага, так и не узнав, что в ангаре «Комета» находится гидросамолет типа «Арадо», а на борту установлено шесть 150-мм пушек и семь зенитных орудий различного калибра.

Следуя за ледоколом «Ленин», рейдер прошел оставшийся путь в Карском море и 26 августа оказался у входа в пролив Вилькицкого. Дальнейшая проводка крейсера была возложена на ледокол «И. Сталин», на борту которого находился начальник морских операций западного сектора Арктики М. Шевелев. Неудивительно, что Эйссен, предпочел отказаться от услуг ледокола сразу же после того, как крейсером была пройдена зона сплоченных льдов в западной части моря Лаптевых.

28 августа «Комет» самостоятельно достиг пролива Санникова и на 14-узловой скорости вышел в Восточно-Сибирское море. Однако уже 30 августа Эйссену вновь потребовалась помощь ледокола. Обширные ледяные поля были не единственной тому причиной. На «Комете» отсутствовали точные карты и лоции этого мелководного района, густой туман еще более усложнял выбор курса и маневрирование корабля. Пройдя Медвежьи острова за ледоколом «Л. Каганович», крейсер оказался в ледяных тисках. Из-за сильного сжатия льдов вышло из строя рулевое устройство, неотложный ремонт которого прервал проводку.

Как уже было упомянуто, советское руководство не возражало против использования германским флотом Северного морского пути. Указание начальнику Главсевморпути Папанину включить в план арктических операций 1940 года летнюю навигацию и ледокольную проводку немецкого судна было дано лично Сталиным.

Когда же правительству стало известно, что осуществляется проводка не грузового судна, а военного корабля, Главсевморпути получило строгую директиву прервать арктический поход «Комета». Капитану Эйссену в корректной форме было предложено вернуться в Баренцево море. Не получив от своего командования никаких указаний на этот счет, Эйссен ответил решительным отказом. «Комет» снялся с якоря и без сопровождения ледоколов и лоцманов благополучно прошел оставшиеся до Берингова пролива 600 миль и оказался в Тихом океане.

На последнем участке пути Эйссен уже не нуждался в маскировке. Командир крейсера регулярно проводил корабельные учения – репетиции боевых действий в северных территориальных водах СССР. Из 3300 миль арктического похода, предпринятого германским крейсером накануне войны с Советским Союзом, 720 было пройдено за советскими ледоколами. Сейчас это кажется величайшей нелепостью.

Личные впечатления Эйссена от похода не внушали оптимизма. «Добровольно я не хотел бы следовать этим путем вторично», – заявил он по возвращении на родину. Тем не менее, успешная проводка крейсера «Комет» дала возможность командованию германского военно-морского флота рассматривать Севморпуть как одну из коммуникаций в планах ведения войны на море. В 1942 г. советские навигационные карты и лоции, которыми пользовались на борту крейсера, помогли германскому флоту провести операцию «Вундерланд» в советском Заполярье.

* * *

К началу второй мировой войны Роберт Эйссен являлся одним из самых опытных командиров ВМС фашистской Германии. Военную службу он начал в 1914 г. на крейсере «Метеор» – переоборудованном быстроходном лайнере с тем же названием. В ходе одной из июньских операций 1915 года «Метеор» удачно выставил мины в горле Белого моря. Их жертвой стало несколько пароходов с грузами для русской армии, державших курс на Архангельск.

Эйссен продолжал плавать на «Метеоре» почти до конца 1930-х гг. – сперва в должности старшего помощника, а затем командира корабля. В мирное время экипаж «Метеора» занимался гидрологическими работами у кромки льдов в районе Гренландии и Исландии.

В 1939 г. Эйссен был назначен командиром вспомогательного крейсера «Комет», совершившего в августе-сентябре 1940 г. необычный переход из Атлантики в Тихий океан через Берингов пролив. Арктическая часть пути была пройдена Эйссеном всего за 15 суток.

Причин, по которым немецкое командование, задумавшее освоить Северный морской путь, остановило выбор на крейсере «Комет», было несколько. Во-первых, «Комет» являлся переоборудованным сухогрузом «Эмс» Северо-германского Ллойда, и его без труда можно было закамуфлировать под грузовое судно. Второе преимуществом этого корабля выражалось в его значительной автономности (при запасе топлива около 2000 т дальность плавания крейсера при благоприятных условиях достигала 70 тысяч миль). И, наконец, у «Комета» был подходящий командир – капитан цур зее Эйссен, имевший достаточный опыт плавания в Арктике...

С июня 1941 г. вспомогательные крейсера являлись единственными немецкими надводными кораблями, которые продолжали вести войну на океанских коммуникациях. Вспомогательные крейсера появились у Германии еще в первую мировую войну и представляли собой большие и быстроходные пароходы, слишком заметные и требующие огромного количества угля. Однако позднее немцы пришли к использованию грузовых пароходов средних размеров с экономичной машиной, позволяющей находиться в море много месяцев без захода в базы. Была создана целая наука о том, как сделать такие корабли более незаметными и добиться их маскировки под безобидные торговые суда нейтральных стран. С помощью несложных изменений в палубных надстройках и окраске, крейсерским пароходам придавалось сходство с определенными типами судов, встречи с которыми можно было ожидать в районах их плавания. Такие крейсера обладали большой свободой действий, и поэтому к их командирам предъявлялись очень жесткие требования. Эти люди должны были уметь одинаково хорошо оценивать тактическую обстановку и обращаться со своим экипажем, а также обладать достаточной физической и моральной выносливостью, чтобы выдержать высокое напряжение многомесячного крейсерства. Одним из таких командиров и был Роберт Эйссен...

В конце лета 1941 г. закончился семимесячный рейд крейсера «Орион». Его командиру Вейхеру удалось незаметно для противника поставить большое минное заграждение в заливе Хаураки, перед Оклендом (Новая Зеландия). После этого «Орион» соединился с кораблем Роберта Эйссена, который нес боевую вахту в тихоокеанских водах.

На тот момент «Комет» являлся самым малым из вспомогательных крейсеров, но был вооружен до зубов, имея помимо шести 150-мм орудий десяток торпедных аппаратов. Некоторое время оба корабля вели совместные действия в районе Южных морей, прежней вотчины Германии, и потопили три парохода, которые использовались для перевозки фосфатов. После того как «Комет» обстрелял грузоподъемники на острове Науру, где добывался этот ценный вид удобрений, поставки фосфатов прекратились на несколько месяцев.

К середине осени 1941 г. на боевом счету Роберта Эйссена числилось 7 торговых судов. В целом применение вспомогательных крейсеров ознаменовалось значительными успехами немцев на всех морях и заставило противника прибегнуть к весьма обширным контрмерам, которые в первые месяцы войны отвлекли значительную часть его сил...

(Продолжение следует)



Copyright © 2002-2022 Эксклюзивные модели кораблей. Персональный сайт Дмитрия Калмыкова, Минск
Разработка и сопровождение сайта - И.Калмыкова